Хотели заработать, а оказались за решеткой. Кто и как становится закладчиками

Интервью: закладчик

Хотели заработать, а оказались за решеткой. Кто и как становится закладчиками

Примечание автора: Интервью публикуется в ознакомительных целях, ответственность за ваши поступки не несу. Помните, наркотики – зло!

Расскажите о том, как пришли к этому.
— Это было в 2013 году, я тогда учился в колледже. На 2 курсе меня забрали в армию, взял академический отпуск. По окончанию службы предлагали остаться по контракту, как и всем в принципе, но меня тянуло домой. После года отсутствия казалось, что начнётся новая жизнь, и все двери мне открыты. Но увы.

Пришёл с армии, ничего не поменялось, окончил колледж, знакомые все на той же волне, но деньги нужны были как никогда. Месяца 4 бездельничал, но все же был в поиске работы. По профессии не брали — нужен стаж. А откуда мне его взять, если я только окончил колледж? В общем всё было плачевно, к тому же девушка постоянно пилила, мол, не работаю и так далее.

Однажды на авто увидел объявление. А теперь внимание: «Требуется курьер экзотических фруктов».

Какими были ваши действия после?
— Вышел через почту на страницу парня в ВК, потом телеграмм, потом Xabber и т.д. В общем, когда я понял, о чем идёт речь, меня это не сильно волновало — мне нужны были деньги. Машины у меня не было, но я был готов и бегать, лишь бы были какие-то копейки. Представлял картину в голове, что буду разъезжать по городу с ананасами в руках.

Были ли случаи, когда принимали с весом? Откупались?
— Да, были часто в то время. Случай когда принимали был за год один, может два, но все обходилось. И вес был незначителен.

Когда принимали, какие были мысли?
— Сложно объяснить, что я чувствовал. Страх, стресс, беспокойство за родителей. В общем жесть была, но так как первый раз спалился спустя 3 месяца работы — я уже умел держать себя в руках. Но к такому не привыкнешь. Всегда в голове мысль: «А если примут?!»

Сколько работали/работаете там?
— Я проработал около года.

То есть истории о том, что средняя работа закладчика 2-3 месяца — миф?
— Невозможно поставить какой-либо срок работы закладчика. Тут всё зависит от тебя. Хотя в некоторые моменты я думал, что меня кто-то оберегает. Ну, или манна небесная.

Боялись ли за свою безопасность?
— Конечно, боялся как и любой другой. Я вообще по натуре осторожный, осмотрительный, и меня это часто спасало.

Что чаще всего брали?
— Чаще всего были клады на химию, фен, колеса, мефедрон и т.п. Больше спрос на синтетические наркотики, как говорят “бычий кайф”. Людям нужно что-то поинтереснее, чем покурить, поулыбаться, покушать и спать лечь.

А сами когда-нибудь употребляли?
— Употреблял, но только натур. Вообще хороший дилер не употребляет, иначе товара не останется.

Какие наркотики вы бы легализовали, а какие, на ваш взгляд, запрещены справедливо?
— За легализацию марихуаны, гашиша. Всю химию убрать с рынка. Разрешить только то, что не вредит и помогает задуматься над чем-то кроме: «Когда меня отпустит, и как же я хреново живу». И не считаю людей, употребляющих “натур” наркоманами. Растаманами — да.

В какие места закладывали? Какое было самым необычным?
— Ооо, выбор места для меня всегда было самым интересным. Закопы почти не делал. В основном были клады перед лицом. Я придерживался поговорки: “Если хочешь что-то спрятать — положи это на видное место».

Родные знали об этой работе?
— Родные конечно были не в курсе. Я не показывал доход никому, откладывал на одно дело, потому что был уверен, что выберусь из этих тёмных дел. Я учился в то время, и родители мне давали 1к на неделю, а во время учёбы кураж во всю.

Шкуроходы часто попадались?
— Встреч была уйма. Было пару историй, когда встречал, так сказать, борцов за ЗОЖ и даже получил люлей.

Что входило в ваши обязанности? Лежала ли на вас фасовка?
— Фасовка веса на мне. Как и выбор места.

Где вы брали товар, который закладывали?
— Основной вес который потом я делил, крошил, фасовал, я забирал в указанных местах.

Как вообще может получиться, чтобы тебя “приняли”? Сложно представить, чтобы меня просто взяли и остановили на улице.
— Принять могут и пьяного, идущего домой, а я двигался с запрещёнными препаратами, в основном на дикой панике поначалу.

Какими приемами вы пользовались, чтобы успокоить себя, когда казалось, что дело пахнет жаренным?
— Когда дело пахло жареным, я всегда отвлекался от этой мысли, думал о приятном, радостном, например о том, как я гулял недавно с девушкой в клубе. Это отвлекало и придавало спокойствия. И конечно же никуда без “быстрой ноги”. В свое время я наворачивал кроссы.

Было ли так, что клиенты не находили товар? И что делали в таких случаях?
— Конечно было, что не находили.

Есть такие личности, когда он пыль просто протёр и уже в панике, а все лежит на своём месте. Но бывало что и перехватывали, и товар действительно отсутствовал.

Если не находили, я спустя время возвращался и лично проверял. Могли забрать, а сказать что нет. А так, всё по ситуации.

Видели когда-нибудь самих клиентов лично? Опишите типичного представителя.
— Видел, конечно. И не раз с них угорал. Не могу дать прям типичное описание, но были и люди за 40.

Бывало ли так, что за вашим делом вас палил простой человек, прохожий?— Да, много раз палили. В таких случаях, я забирал обратно клад и сливался. Была даже жёсткая история, когда мне пришлось избавиться от свидетеля.

P.S. Но я никого не убивал.

Как тогда от него избавились?
— Пришлось отключить мужика, иначе была бы беда. Надо было быстро принимать решения.

Правда ли, что для выполнения плана работодатель сдает закладчиков полисменам?
— С таким не сталкивался. Я хорошо вошёл в доверие некоторых людей, и мы прекрасно понимали, что может выйти из этого.

Сколько вы зарабатывали на этом деле?
— Средний мой заработок в месяц был 80-110к, если хорошо стараться. В то время как мои одногрупники зарабатывали в обычных сферах 15-20к, я мог многое себе позволить.

Как расплачиваются за товар клиенты?
— Товар оплачивался как и сейчас. Платёжные системы: Киви, Яндекс и т.д.

Я думал, кроме криптовалют, там ничем больше не платят.
— Криптовалюта стартовала недавно в этой сети. Тогда все кидали на киви кошельки.

Какая самая дорогостоящая покупка была на то время?
— Самым дорогим товаром было где-то 30 колёс экстази. Цену сейчас за всё это добро не назову.

После закрытия Рампа (Russian Anonymous Marketplace), что-то стало лучше для закладчика?
— Я не почувствовал разницы.

Как вы организовываете свою анонимность и безопасность?
— Всё те же торы, icq, левые сим, телеграммы и т.п. В принципе, моё интервью никого в шок не повергнет, никого не удивит.

Я хотел раскрыть саму суть того, что на одном куске земли, где средний заработок 30к, человека могут взять с растением и дать 20 лет заключения, в то время как в другой части нашего земного шара люди раскручивают это по улице.

Почему больше не работаете?
— Мне подарили самое ценное, что сейчас есть у меня — сына. Я не хотел бы оставить его одного, зная что каждый день на свободе может быть последним.

Жалеете о том, что было такое прошлое?
— Нет, не жалею. Я успел сохранить себя, накопить некую сумму для своего дела, и если бы не эти моменты, не встретил бы свою девочку.

Чем сейчас занимаетесь?
— Открыл на те сбережения свой малый бизнес.

Он приносит больше денег, чем во время незаконной деятельности?
— Пока нет. Больше стабильный-пассивный доход, но зато я знаю, что у меня всё легально.

Когда-нибудь смогли бы рассказать сыну о своём прошлом?
— Придёт время, и он спросит, как я провел молодость. Думаю, да.

Что рассказали бы сыну про сами наркотики?
— Я всегда был за легализацию лёгких. В любом случае это его не обойдёт, если будет необходимость, думаю он сам поймёт все для себя. Интернет ему в помощь. Узнает, сколько смертей случается от химии. Сам в то время потерял нескольких знакомых от шпэка.

Вернулись бы в эту сферу, если бы деньги очень понадобились?
— Сейчас нет. Однозначно. Тогда мне нечего было терять, а сейчас многое изменилось.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5cb961c287260300b364aaf0/5d08fb0fa5604b00af05924b

Хотели заработать, а оказались за решеткой. Кто и как становится закладчиками

Хотели заработать, а оказались за решеткой. Кто и как становится закладчиками

Закладки сегодня практически полностью заменили собой встречу с дилером или посредниками. Закладчик помещает небольшой пакетик в определенное место по договоренности, и заказчик без проблем получает товар.

Что такое закладки

Закладка – понятие изначально, скорее, военное, теперь используется в наши дни в наркобизнесе. Таким образом наркотики передается покупателю от продавца непосредственно или, как правило, через закладчиков. Это небольшой герметичный пакет с веществом, незаметно укладываемый в оговоренное место.

Часто закладки делаются с магнитом, чтобы клиент беспрепятственно мог снять его в городе с какой-либо металлической конструкции.

Тематические форумы рекомендуют цеплять магниты, чтобы минимизировать проблемы с поиском, например, на деревьях, на земле. Для облегчения обнаружения тайника фотографируется и подробно описывается.

Самыми распространенными местами оставления закладок являются подоконники и подъезды жилых домов, батареи, электрические щитки в них. Популярны также детские площадки и клумбы, но ввиду большей площади обнаружить в них пакетик гораздо сложнее.

Трудности такого способа передачи заключается в общедоступности оставленных доз. Любой человек, проведя рукой под подоконником, к примеру, можно достать клад. Что уж говорить о подростках и детях, которые порой ищут бесплатные закладки специально.

Кто делает закладки

Закладки делаются курьерами, которые в среде называются «закладчиками» или «минерами». Заранее оплаченную дозу они доставляют в нужное клиенту места, после чего посредством шифрованных каналов сообщают точное нахождение пакетиков, приметы выбранного тайника.

Распространители пользуются проверенными схемами, поэтому поймать кладмена достаточно сложно. Как правило, они не выделяются в толпе, не выдают себя поведением.

Зависимость от наркотиков?

Получите консультацию прямо сейчас

Портрет кладмена

Кого наркоторговцы, как правило, ищут в качестве закладчика? Любой крупный магазин Даркнета имеет раздел с вакансиями, где желающие оставляют свои «резюме». В зависимости от зоны распространения, работники могут искаться не только в крупных городах, но и по регионам страны.

Однако на таких площадках зачастую находятся наркоманы, как следствие, совершенно ненадежные сотрудники. В ходе реализации с ними бывают проблемы, поэтому продавцы пытаются найти абсолютно благополучных закладчиков.

То есть среди наркоманов искать посредников однозначно не стоит. Хотя часто привлечение происходит через постепенное привыкание к наркотикам. И отсутствие денег заставляет преступать закон и разносить упаковки с дозами.

Чтобы привлечь добропорядочных людей, вакансии размещаются на легальных сайтах поиска работы, например, Хедхантер, а также на Авито и схожих ресурсах.

И когда человек заинтересовался порядочной работой комплектовщика, грузчика, водителя, получают предложения несколько иного характера.

Часто граждан привлекает весьма лояльный отбор на должность, неплохой заработок, даже для взрослого самостоятельного человека, не говоря уже о подростке или студенте.

Основные требования к кандидатам – ответственность, чистота работы и возможность оставить небольшой залог. Приветствуются лица с семьями, спортивного телосложения, наличие денег для залога, машина для наиболее оперативной доставки. Благополучие человека позволяет отвести все подозрения.

Поскольку работа основывается на общении в мессенджерах, причем по шифрованным каналам и на специально созданных аккаунтах, работают кладменами, как правило, представители молодежи. К тому же, они недопонимают возможной ответственности за такого рода деятельность, что упрощает привлечение и вербовку.  

Кстати, чтобы курьер не скрылся с товаром или не оставил его себе, не употребил, иногда дилеры заставляют работника фотографироваться с паспортом и названием магазина. В случае нарушения фото сразу же попадает в интернет. Имеются случаи не менее суровых мер – физического насилия – в связи с обманом со стороны минера.

Таким образом, продавцы стараются выходить на подростков и даже детей, причем, в основном, из благополучных семей. Для них это не только способ заработка, но и своего рода развлечение. Родители должны следить за изменением жизни ребенка, чтобы заметить опасное занятие.

Какое наказание ждет закладчиков

Оставление закладок закрепилось как способ передачи товара из-за отсутствия личной встречи клиента с дилером. Таким образом он гарантирует себе анонимность в работе. Соответственно, рискует закладчик, за что и получает немалые деньги, вплоть до 200-300 тысяч в месяц.

Расплата за незаконную деятельность достаточно сурова. В соответствии с Уголовным кодексом (статья 228.1) работа кладмена расценивается как незаконный сбыт (или пересылка) наркотиков, психотропных веществ, а также их аналогов.

Наказание во многом зависит от объемов сбываемого товара. Простое распространение, без квалифицирующих признаков, увеличивающих санкции, предполагает лишение свободы на срок 4-8 лет.

Понимание крупного, особого крупного размера наркотических, психотропных веществ различно. Дозировки указаны в постановлении Правительства №1002.

Сильные наркотики, например, героин в количестве нескольких граммов (в данном случае – 2,5 г) уже составляют крупный размер.

Это касается в основном, списка I, то есть средств и веществ, оборот которых запрещен в стране, в том числе на основании международных договоренностей РФ.

Поскольку распространение не обходится без общения в социальных сетях и мессенджерах, задержанному закладчику может быть вменен и квалифицированный состав (пункт «б» части второй статьи 228.

1 УК, то использование СМИ или информационно-телекоммуникационных сетей). В этом случае срок увеличивается: от 5 до 12 лет.

Также возможно назначение денежного штрафа – до полумиллиона рублей или в размере зарплаты за три года.

Больший срок – 8-15 лет – назначается при условии работы в группе лиц по предварительному сговору, как это обычно и бывает. Второй случай получения такого срока в соответствии с частью третьей статьи – сбыт или хранение запрещенных средств в значительном размере.

Такие квалифицирующие признаки, как:

  • наличие организованной группы;
  • крупный размер;
  • распространение для передачи несовершеннолетнему;
  • использование служебного положения

влекут назначение уголовного наказания от 10 до 20 лет. Штраф же достигает уже миллион рублей или размер заработка за 5 лет.

Особый крупный размер наркотиков и психотропных веществ – основание для назначения лишения свободы на максимальный для состава срок (20 лет). Штраф может быть назначен в том же размере, что и при предыдущих обстоятельствах, указанных в части четвертой.

Уменьшить наказание неудавшиеся кладмены могут несколькими способами:

  1. Предъявить доказательства наличия смягчающих обстоятельств (содействие расследованию, явка с повинной) – до 2/3 максимального срока.
  2. Досудебное соглашение о сотрудничестве – не больше половины срока.
  3. Признание вины и, как следствие, рассмотрение в особом порядке – до 2/3 наибольшего срока.

Если же лицом было совершено лишь приготовление к распространению наркотиков или психотропных средств, то лишение свободы может быть не больше половины от максимально предусмотренного. За покушение назначается до ¾ максимального срока.

В принципе, за день минер делает более двух десятков закладок. Как правило, с собой у него имеются вещества в размере, достаточном для признания распространения в особо крупном размере. И такой расклад дел влечет наказание до 20 лет.

А вот продавцу в этом случае все равно практически ничего не угрожает. Курьер попросту не сможет вывести следствие на продавца. Он не обладает информацией о личности и местоположении дилера, поэтому не даст никаких реальных зацепок. Как следствие, и соглашение о судебном сотрудничестве заключается крайне редко.

Как понять, что в вашем районе появился «минер»

Несмотря на то, что закладчики обычно работают достаточно аккуратно и тихо, не чиня препятствий жителям, они все же заметны. Если население района хочет жить спокойно и не переживать за обнаружение закладок близкими, следует обратить внимание на ряд признаков. Насторожить должны:

  • незнакомые люди в подъезде или около него, которые что-то ищут в земле, под фундаментом, подоконниками;
  • постоянно открытые щитки счетчиков;
  • поломки домофона, несрабатывание блокировки входной двери (доводчика);
  • рыхлая земля в цветочных горшках, частично высыпавшаяся из них;
  • перевернутые блюдца, стаканчики, горшки на подоконниках;
  • небольшие пакетики и бумажки в подъезде – следы обнаружения и употребления дозы;
  • жалобы от соседей в связи со звонками незнакомцами с просьбой открыть домофонную дверь.

В случае обнаружения каких-либо признаков присутствия курьера или опасных предметов в подъезде или около дома следует обратиться в полицию и изложить суть беспокойства. Как минимум, это позволит уберечь близких от вредного влияния.

Закладки можно найти практически повсеместно. Но лица, занимающиеся их распространением, обычно незаметны. Но если все же они попадают под следствие, наказание за их деятельность очень строго.

Даже высокий заработок не стоит многих лет решеткой. Заметить следы «минирования» территории вокруг себя реально при условии минимальной внимательности.

Любой неясный беспорядок в подъезде, рядом с жилым домом можно указывать именно на работу кладмена.

Источник: https://net-zavisim.ru/narkomaniya/zakladchik.html

«Меня не могли поймать пять лет. Кайф от безнаказанности». История пермяка, ставшего закладчиком

Хотели заработать, а оказались за решеткой. Кто и как становится закладчиками

Закладчик анонимно рассказал свою историю

Тимофей Калмаков

Кладмены, минеры, закладчики. Суть этой профессии одна: делать тайники наркотиков. Идут на такую работу недавние школьники и студенты. Век закладчика недолгий, поймать могут уже через несколько дней. Сами они называют себя расходным материалом: поймают одного — придут двое. Сроки же за распространение наркотиков — до 20 лет колонии. 

В колонии «Белый лебедь» мы встретились с закладчиком, который делал тайники с 18 лет и занимался этим шесть лет. Для кладмена это огромный стаж. Молодого человека осудили на девять лет, дома его ждут жена и годовалый ребенок.

На условиях анонимности и без фото осужденный согласился рассказать свою историю: про психологию закладчика, почему и как он стал кладменом, какой у него был доход в сутки, какая у них иерархия, кто их курирует и почему их число растет.

 

«Хотел выучиться на фельдшера»

Наша встреча проходит в стенах «Белого лебедя». Мы на территории строгого режима, по соседству сидят пожизненно осужденные. По периметру встречают снежные гигантские мыши, символ нового года, почему-то танк и надпись «С Новым годом». Осужденные делали для конкурса снежной скульптуры.

Конвой провожает в комнату свиданий, по сути, это кабинет сотрудника колонии. К нам заводят худого невысокого парня. Сергею (имя изменено. — Прим. ред.) 25 лет, он стал закладчиком в 2013 году — в 18, сразу после школы, к моменту нашей встречи он сидит четыре месяца.

Начинал с небольшой «розницы», к концу стажа в шесть лет раскладывал по 50 килограммов наркотиков в год — в неделю выдавали в среднем по два. А тогда, в 2013 году, он успел поступить в медицинский колледж на фельдшера. Попробовал спайсы. Один из дилеров предложил заработать.

 

Снежный танк на территории «Белого лебедя»

Тимофей Калмаков

— Он и показал мне, как делают закладки. Начали работать вместе, — говорит Сергей. — Потом я решил самостоятельно работать. Нашел онлайн-сервис Л****, где продавали синтетические наркотики: спайсы, «соли». На этом сайте ты сразу видишь прейскурант и товар, также опубликованы «вакансии». Я жил с родителями, доход семьи был с натяжкой средний. Денег не хватало…

Сергей выбрал вакансию закладчика, оставил депозит в пять тысяч рублей — на эту сумму выдавали первый товар. За четыре месяца в иерархии дилеров дошел до закладчика крупного опта. Говорит, что тогда это воспринимал как хобби — «гуляешь и работаешь». 

— Появилась какая-то адреналиновая зависимость. Я хожу с наркотиками в кармане — нарушаю закон, в крови адреналин — это даже подстегивает, — признаётся молодой человек. — Кто-то прыгает с парашютом, лезет в горы без страховки, а я занимался этим. Мой рабочий день мог длиться всего 15 минут. Достаточно было сделать 10–15 закладок.

В 2014 году, по словам Сергея, минимальная плата за одну закладку составляла 300–350 рублей. В 2015 году — 400–500 рублей. Сейчас стоимость одной закладки — 800 рублей и выше. Есть доверительная система: ты вносишь первый депозит — выдали товар, и последующие партии выдают без увеличения депозита. Свой депозит отбиваешь за первую неделю и сверху получаешь в четыре раза больше. 

«У нас были строгие правила, за нарушения наказывали»

Следующая ступень после закладчика — так называемый склад — человек, хранящий крупные партии, закладками он не занимается. По сути, это фасовщик крупного веса наркотиков. Он может оставить в магазине депозит в пять-десять миллионов рублей, которые заработал на мелкой рознице.

Сергей рассказывает о правилах кладмена: так, например, расстояние между закладками должно составлять 50–100 метров, чтобы их не нашли «чайки» — люди, которые ищут закладки, но не платят за них. 

— Популярно было «минировать» подъезды, то есть прятать в них закладки. На один дом — по две, — рассказывает осужденный. — Если делал больше двух закладок на один дом, то штрафовали в размере оплаты одной закладки.

Потом оставлять закладки в жилых домах и рядом с ними запретили — это опасно привлечением внимания и для закладчика, и для клиента. А клиент кормит магазин.

Если закладка пропадет — магазину, само собой, не хочется выдавать замену.

Закладчикам разрешалось работать вблизи гаражей, труб, пустырей. Под запрет попали школы, детские садики, больницы, силовые ведомства.

— Много кто находил закладки именно там, их раскидывали безобразно. По весне можно было выходить и находить эти пакетики в изоленте, — вспоминает Сергей. — Даже дети их находили. А, как известно, дети все тянут в рот…

Осужденный рассказал, как и почему школьники и студенты становятся закладчиками

Тимофей Калмаков

Жена узнала не сразу 

Спустя три года с начала своей работы закладчиком Сергей женился, год назад родился сын. При этом молодой человек продолжал делать закладки. И сам употреблял наркотики. 

— Жена не сразу узнала, я скрывал. Я хотел обеспечить семью, быть финансово свободным, мне нужна была определенная сумма. Бросить это — такие мысли были. Но я хотел заработать больше, чтобы были деньги. Что касается употребления — я не хотел пить алкоголь, и вообще я противник спиртного. У меня отец из-за этого умер. Дядя умер…

Сергею поручали прятать амфетамин, спайсы, «соли», «шишки», гашиш, MDMA. В переписке с оператором он получал адрес, откуда должен был забрать «вес», а потом расфасовать.

— Дальше мне давали полную свободу действий. Главное — работу сделать. Тайники я выбирал сам. «Раскидывал» по районам. Связь с оператором была только через сайт-магазин, работодатель запрещал общение в мессенджерах или приложениях. Только анонимность. Я не знал и не знаю, кто скрывается под никнеймом оператора.

Через два года работы в Перми Сергей уехал в другой регион, там продолжил заниматься тем же. А после вернулся в Пермь. Семья по-прежнему не знала, где он работает. Денег он приносил много, вопросов не было. 

— В последние годы я увеличил депозит сначала до 100 тысяч, потом до 300, потом до 500. Получал большой «вес». Мне стали выдавать в неделю по два килограмма наркотиков. Это 1100 закладок, — говорит Сергей. — Я это раскладывал, мне сразу новый «вес» давали.

Всё по своим правилам 

Сергей говорит, что на одну закладку ему хватало 5–6 секунд. Он прятал, фотографировал место тайника и отмечал геоданные. Прятать можно было по-разному: закапывать, маскировать шариком пластилина, гипса, закладывать в смятую алюминиевую банку. Ещё вариант — класть в пакетик с веществом магнит и крепить его к металлической поверхности. 

— Я запоминал до ста адресов без записи на диктофон (ими мы тоже пользуемся) и потом отправлял в магазин. Адреса не повторял, будешь повторяться — те же самые «чайки» «взорвут» тайники. 

Если клиент не находил закладку в течение 24 часов, на сайте магазина открывался диалог, который автоматически закрывался через 48 часов.

— Если я признавал, что это произошло по моей вине, это была неоплата товара и штраф. Если я был категорически против, администратор закрывал сделку в пользу магазина, клиент оставался без «веса» и без денег, — говорит Сергей. 

Иногда Сергей устраивал себе отпуск, на месяц уезжал к родителям. Со временем закладчик снял квартиру, чтобы семья не догадывалась, чем он занимается.

— У меня была рабочая квартира. Я ее сразу снял на длительный срок. Там хранил «вес», — говорит осужденный. — Я хотел исключить любой контакт с веществом, дома — ребенок. Домой я никогда не приносил наркотик. Ни одного грамма.

Закладчики — кто эти люди? 

Как признается собеседник, закладчиков вокруг он видел очень много, потому что у них «начинается одинаковое мышление». Это проявляется во внешнем виде, поведении, местах появления.

— Ну, например, в одежде: блеклые цвета, но очень качественная обувь, потому что приходится ходить по 15–20 километров в день. Зимой работать тяжелее, — вспоминает Сергей. — Машиной пользоваться нет смысла, и это опасно.

Оставлять транспорт на виду, идти за гаражи «заминировать» (оставить закладку) и вернуться обратно к машине, то есть пройти одним маршрутом — это приговор самому себе. В капюшонах никто не ходит, мой работодатель запрещал носить их и скрывать лицо. Капюшон привлекает внимание, скрывает обзор, это плохо.

Еще необходимо спокойствие, нельзя вертеть головой. Все эти правила я соблюдал. Машиной можно пользоваться «складу», тому, кто занимается крупным «весом». 

В Перми, по словам Сергея, закладчиками работают даже беременные женщины и целые семейные подряды.

— Со мной в СИЗО сидела семейная пара, которая занималась закладками. Это был их доход. Много 16-летних закладчиков. Знаю о случае, когда работал 65-летний «минер», — перечисляет Сергей. — Другой ходил делать тайники с пятилетним сыном.

Сергей описывает «рабочий день» закладчика так:

— Обычно каждое утро в голове я сразу разрабатывал маршрут этого дня. Например, берем Мотовилиху: я шел от улицы 1905 года просто вдоль реки. За день успевал «заминировать» два берега, — говорит бывший закладчик. — Спустя время ты детально знаешь каждый район. За 20 минут можно заработать восемь тысяч рублей. В месяц — 160 тысяч рублей.

Осудили Сергея в августе 2019 года. 

— Я допустил ошибки. Из своих правил я нарушил больше половины, — с досадой говорит осужденный. — У меня всегда был строгий график — работать только с 06:00 до 12:00, как только наступал полдень, я прекращал делать закладки, даже если в кармане оставалось много веса.

Одно из самых важных правил — не работать в плохом настроении, не работать в алкогольном и наркотическом опьянении. Любой депрессняк — все, выходить на работу нельзя, притупляется внимание на 60–70 процентов. Из-за этого в тот день я не увидел наряд оперативников. Я был в плохом настроении.

Я работал, хотя уже было 14:00. Устал, в это время я говорил по телефону, поссорился. Как-то все навалилось. Думал, доделаю и все. Видимо, я привлек внимание своим поведением. Зашел не в то место… Есть конкретные правила: не заходить в тупики. Я зашел в тупик — разворачиваюсь, а там уже стоят люди.

Задержали. У меня был с собой остаток — пять закладок.

Сергея приговорили к девяти годам колонии строгого режима. Он считает, что это довольно мягкое наказание. Апелляцию молодой человек не подавал.

— Вообще считаю, все, что со мной произошло, это идиотизм. Я был самоуверенным, пять лет этим занимался, стал чувствовать безнаказанность и расслабленность. Почему ловят закладчиков? Есть две причины: ловят идиотов и наркоманов.

Пока не было семьи, страха попасться не было… Я помню первое письмо жены мне в колонию. Она написала: «Если ты меня сейчас бросишь, я тебя из-под земли достану». Она не отвернулась от меня. Она тоже медик по образованию. Ребенка сейчас вижу только на фотографиях.

Тяжело, конечно, но я уже не думаю о вчерашнем, я принимаю то, что сейчас нахожусь здесь.

Кладмена приговорили к девяти годам строгого режима 

Вероника Свизева

Мнение юриста: «Магазины не блокируют сознательно?»

Мы пообщались с пермским адвокатом Николаем Кизиком. Его клиенты — как раз закладчики.

По словам адвоката, сейчас есть основная онлайн-площадка для кладменов, ее название мы не можем привести по закону. На этой площадке размещено более 2,5 тысячи онлайн-магазинов по продаже наркотиков. За каждым магазином стоят поставщики наркотиков, «склады», армия курьеров. Увидеть и зайти на сайт с обычного браузера невозможно. 

— Все это в обход блокировок. Это вход в так называемый даркнет. Черный интернет, — говорит юрист. — Это огромный масштаб. В даркнете покупают наркотики, огнестрельное оружие, даже поддельные больничные листы. Там можно купить и БТР… Сама площадка существует на проценты от оборота каждого магазина. Если есть жалобы на магазин, его блокируют. То есть сайт следит за своей репутацией.

— И возникает вопрос: неужели у нас в стране не могут заблокировать доступ к скачиванию хотя бы этого браузера? Вы его заблокируйте — вы заблокируете площадку, — говорит собеседник.

— От своих клиентов я слышал, что некоторые сотрудники из правоохранительных органов сами создают магазины, занимаются этим, привлекают туда молодежь и сами же ее ловят. Некоторые закладчики сдуру кидают паспортные данные, магазин это сливает правоохранительным органам.

По словам клиентов, суточный оборот магазина, в котором они работали, был 2,5 миллиона рублей. В сутки они торгуют десятками килограммов. Все это приводит к тому, что молодежь летит под откос в плане здоровья, становясь наркопотребителями.

Страшно становится, когда ты общаешься с совсем молодыми девочками и молодыми мамами, которые сидят на наркотиках, а дома двое детей… 

Бросить работу закладчика не позволяет зачастую банальная жадность, считает Николай Кизик.

— В этой работе не требуется никакой квалификации. Просто отсутствие мозга, крепкие ноги и желание заработать легких денег, — резюмирует эксперт.

Источник: https://59.ru/text/criminal/66467419/

Как ловят закладчиков-курьеров

Хотели заработать, а оказались за решеткой. Кто и как становится закладчиками

В России в тюрьмах сидит порядка 500 000 человек, каждый четвертый из них – подросток или студент, арестованный за торговлю наркотиками. Почему схему торговли закладками российское МВД уверенно побеждает?

Если ваш ребенок вдруг стал располагать крупными суммами денег из непонятных источников – дайте ему почитать эту статью.  

Еще около 5-7 лет назад казалось, что деятельность кладменов победить невозможно. Полиция совершала контрольные закупки, искала в закладках отпечатки пальцев, либо какие-то следы ДНК, но ничего не находила. Случайные задержания не позволяли накрыть сеть, ведь кладмен не знал имя своего заказчика. 

К 2019 году курьеров стали задерживать пачками. По данным Генпрокуратуры РФ Только за 10 месяцев 2019 года за преступления в сфере оборота наркотиков было задержано свыше 165 000 человек. Российские тюрьмы переполнены студентами и школьниками. 

Правозащитники бьют тревогу: молодым преступникам ломают жизни большими сроками (по статье 228.1 дают от 4 до 8 лет лишения свободы). 

Средний срок жизни кладмена сегодня – 2 месяца. Редкому человеку удается “проработать” больше 1 года. 

Почему же сети, построенные по всем правилам конспирации, и функционирующие в анонимном Интернете, дают сбой? Как МВД вычисляет наркокурьеров?

Сливают сами магазины

Магазины специально сливают своих работников, чтобы не выплачивать им заработанный депозит. Нехватки новых кадров они не испытывают, и когда у человека накапливается определенный доход, его сдают оперативникам. Курьер идет за новой оптовой партией, а там его уже ждут люди в погонах. Таких историй – масса. 

Есть версии, что крупные точки имеют договоренности с МВД: полиция не трогает оптовика, зато имеет шикарный план раскрываемости по мелким наркоманам.

И еще одна причина, по которой магазины избавляются от старых сотрудников.

Любой человек со временем начинает работать по типовой схеме, что представляет собой угрозу безопасности системе в целом. Кладмен светится на районе, люди запоминают его лицо, за ним начинается слежка оперативников.

Оптовик не желает терять территорию сбыта, поэтому берет нового человека, а старого безжалостно отправляет в места заключения. 

Фсб не дремлет

За последние годы в ФСБ созданы целые структуры по борьбе с такими преступлениями. В наркосети внедряются свои агенты, десятки подразделений работают за компьютерами, собирая информацию. 

Сейчас, например, нет безопасных мессенджеров. Даже Телеграм давно передает данные о пользователях в ФСБ и МВД – это официально. 

Многие магазины работают по примитивным схемам, да еще и требуют у курьеров документы (и ведь реально высылают!). В итоге человек еще и “работать” не начал, а копия его паспорта со всеми данными уже лежит в оперативной разработке. 

Не стоит забывать, что за последние 10 лет очень сильно выросли технологии криминалистики и электронного мониторинга. у ФСБ есть целые программные комплексы по сканированию потоков писем, звонков, переписок в мессенджерах и соцсетях. Путин в свое время не пожалел денег на кибер-безопасность, и продолжает ее модернизировать. Отслеживается всё – звонки, геолокация, сим-карты.

Работа ведется постоянно, и подозрительных людей не ставят “на карандаш”.  

Вездесущее видеонаблюдение

Сегодня везде стоят видеокамеры, от них никуда не спрячешься. Самое сильное орудие – это скрытое видеонаблюдение, которое используется спецслужбами. Камеры, замаскированные под лампочку, розетку или элемент отделки устанавливливают в излюбленные места работы кладменов, например, в туалеты торговых центров. 

камеры с домов и перекрестков позволяют легко отследить весь маршрут наркокурьера. В метро и на крупных объектах уже работает система распознавания лиц.

Те люди, которые стоят под вопросом, легко могут служить объектом внезапной проверки со стороны полиции. 

Уже не за горами программное обеспечение, когда преступников будут вычислять автоматически по их поведению с видеокамер.

В Китае это уже работает. В России, с ее тенденциями всех загнать под колпак, – это вопрос ближайшего времени.

Случайные облавы

Почти половину закладчиков выявляют случайные рейды МВД и работа скрытых оперативников.  Сейчас курьеры уже редко делают закладки на клумбах или в подъездах, они мигрировали в парки, пригородные леса и на заброшенные объекты. Но любая одинокая фигура, идущая от автобусной остановки в дебри перелеска, вызывает закономерное подозрение сотрудников полиции. 

Когда поступает информация, что в районе действуют закладчики, оперативники очень любят следить за пространством с высотных зданий. Один стоит в подъезде девятиэтажки с биноклем или камерой, и дает наводку, второй внизу ждет команды на задержание.

 

Курьеры сегодня наряжаются даже в дворников или дорожных рабочих, но и их выявляют по поведению. Спрятаться тут нереально. Бывает и так, что полиция просто проверяет всех молодых людей с рюкзаками, так что попасть в облаву – проще простого.

  

Стучат граждане

Наркоманов и тех, кто занимается наркотиками, в России не любят еще с 90-х годов. Каждый родитель, бабушка, любой патриот-общественник считает своим долгом сообщить оперативникам о работе закладчика. 

Самое интересно, что многие это делают и по мотивам зависти. Например, сосед целыми днями страдает ерундой, пьет пиво, не ходит на работу, но при этом покупает иномарку, делает в квартире ремонт, заказывает дорогую аппаратуру и так далее.

Как минимум, после жалоб соседей, к нему начинает присматриваться участковый. Но чаще без предупреждения домой заявляются сотрудники ФСКН.

В ВУЗах и школах тоже есть свои информаторы, некоторые учителя ОБЖ даже создают свои агентурные сети юных партизан.

Любой слух тут же передается в разработку. 

Контрольные закупки и проверки улик

Если раньше контрольная закупка не давала ничего, то сегодня методика работы очень сильно модернизировалась. В первую очередь, у полиции есть большая база информаторов в аптеках, и где продают всякие сопутствующие товары, например, весы. 

Полиция знает, в каком магазине куплена изолента или мелкие пакетики-зиплоки. Опрашивают аптеки – а не покупали ли у них крупную партию силиконовых перчаток? Информация поступает часто с почты, где в крупных филиалах есть отдельный сотрудник ФСБ.

Поднять записи видеонаблюдения и сделать выборку – сотрудникам раз плюнуть.

В общем, найти человека даже по типу закладки после закупки сегодня не проблема.

Это не говоря уже о том, что контрольные закупки позволяют выявить систему работы кладмена.

Резюме

Система поимки наркоторговцев работает практически идеально. Надо быть полным дураком, чтобы думать, что “прокатит”.

То, что до сих пор всех закладчиков не пересажали, объясняется тремя причинами: 

  1. Больше сажать просто некуда, тюрьмы переполнены;

  2. Тяга к халяве и надежда, что не поймают, оказываются сильнее страха перед наказанием;

  3. Государство в силу каких-то мотивов не особо стремится перекрывать каналы крупных поставок. 

Можно как угодно относиться к такому виду преступлений, но имеющаяся статистика МВД и Прокуратуры не на стороне простых закладчиков. 

Примерно то же касается и рентабельности розничной наркоторговли – за 8 лет тюрьмы явно можно заработать больше, чем за 1 год самой прибыльной “работы” кладменом. Подростки, к сожалению, этого не понимают: их привлекает быстрая нажива, да еще на фоне экстремальных ощущений. Вся романтика заканчивается уже на вторые сутки пребывания в КПЗ.

Источник: https://fozo.info/216-kak-lovjat-zakladchikov-kurerov.html

Профессия: закладчик. От школьника-миллионера до расходного материала наркобизнеса

Хотели заработать, а оказались за решеткой. Кто и как становится закладчиками

Закладки, клады, мины восходят к шпионскому наследию времен холодной войны. Только раньше тайник-закладка служил для хранения агентурных материалов, а теперь так передают наркоту от продавца к покупателю.

Закладка с наркотиком представляет собой небольшой, герметично запечатанный пакет, который можно поместить в ладошку. Иногда к пакету прикладывают магнит, чтобы без труда крепить к любым металлоконструкциям.

На форумах наркодилеров рекомендуют всегда использовать магниты, «чтобы покупатель не парился, у какой ёлки в лесу и как глубоко зарыты его шишки». По этой же причине место тайника фотографируют и снабжают подробным описанием.

Где прячут закладки

В больших городах закладки прячут недалеко от станций метро, закапывают в парках, крепят к гаражам, отдельным зданиям, люкам, водосточным трубам. Иногда даже оставляют на памятниках и в общественных туалетах.

Местность может быть любой — от центра до промзоны. В этом смысле жилые районы дают особенно широкий выбор. В одном только дворе можно сделать сразу 10 закладок: подойдут газотрубы, трансформаторные ящики, подвальные решетки, подоконники.

В зимнее время часто используют подъезды и лестничные площадки многоэтажных домов — прячут «стафф» под периллами и откосами подоконников, в наличниках, кабель-каналах, электрощитках и горшках с цветами.

Главный принцип при выборе тайника — избегать открытых зон. Клад не должен быть виден сразу. Место присматривают легкодоступное, но малопроходимое и не на уровне глаз.

Эти меры предосторожности защищают от любопытных и так называемых «шкуроходов» — наркоманов, которые воруют чужие закладки.

Кто делает закладки

Чтобы не подставляться лично и обрабатывать много заказов, продавец нанимает армию закладчиков — часто несовершеннолетних мальчиков и девочек в поисках легких денег.

Закладчик, кладмен или кладер — главная рабочая единица наркобизнеса в эпоху интернета. В схеме продавец-закладчик -покупатель они рискуют больше всех, но и зарабатываю на уровне. Вот типичное предложение о работе закладчиком:

Естественно, никто не хочет вечно шляться по дворам с товаром на груди. Многие закладчики метят дальше и мечтают открыть собственный магазин. Других доводит паранойя и постоянный страх перед проезжающим мимо патрулем.

Как вербуют закладчиков

Интернет предоставляет широкие возможности для поиска персонала. Прежде всего, каждый крупный магазин в Даркнете имеет раздел «Работа», где дилер размещает вакансии, а кандидаты оставляют свои резюме. В зависимости от масштаба магазина, работников могут искать как в столицах, так и в регионах по всей стране.

Минус в том, что на таких площадках обычно сидят сами наркоманы — контингент ненадежный. На практике с ними много проблем, поэтому продавцы стараются вербовать трезвенников.

В легальном интернете вакансии размещают везде, где есть целевая аудитория — хоть на Авито с Хедхантером. И потом человек, который оставлял резюме на водителя или грузчика-комплектовщика, получает вот такие предложения:

Иногда работу рекламируют прямо на домах:

За 200 тысяч нужно 2-3 часа каждый день, кроме воскресенья, распихивать закладки в определенном районе. Из требований — ответственность, залог в 5 тысяч и чистота. Спортсмены и «семейные» приветствуются.)

Реже в качестве залога требуют личные данные – фото с паспортом, датой и названием магазина продавца.

Вся связь с работодателем только через мессенджеры с полным шифрованием. Ведётся на такое обычно молодежь, которая не понимает последствий.

Сколько получает закладчик: в рублях и годах тюрьмы

Закладки исключают личную встречу с дилером, гарантируя ему полную анонимность. Рискуют только сами закладчики, и зарплату директора они получают как раз за риск. Но не все понимают, какой может быть расплата.

Вот что по этому поводу говорит закон. Согласно ст. 228.1 УК РФ, действия курьеров-закладчиков расцениваются как незаконный сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.

В зависимости от объёма сбываемых веществ, статья предусматривает наказание в качестве лишения свободы от 4 до 20 лет.

И ещё не стоит забывать, что некоторые наркотики являются абсолютно запрещёнными к обороту, например, героин, и посадить могут уже за 0.0001 грамма такого вещества в кармане.

В зависимости от наркотика, одна закладка стоит от 100 до 900 рублей в среднем по России. Самые дорогие — кокаиновые и героиновые. Ежедневная норма — это около 20-25 закладок или 50 г всяких веществ с собой. В месяц выходит от 150-250 тысяч рублей, но если закладчика поймали с 50 г наркотиков, включая героин, то сидеть ему потом лет 20 за сбыт в крупном размере.

А система в это время работает дальше, продавец будет дальше спокойно торговать и нанимать других, ведь не зря говорят, что закладчики — «расходный материал» наркобизнеса.

Как обезопасить свой дом от закладок и закладчиков

Вот по каким признакам можно понять, что ваш подъезд используют курьеры-закладчики:

  • неадекватные незнакомые люди на лестничной площадке, которые что-то ищут
  • открытые электрощитки
  • перевернутые горшки с цветами, перекопанная земля в этих горшках
  • бумажки и пакеты 8×4, разбросанные по подъезду
  • сломанный доводчик
  • вскрытые кабель-каналы
  • частые звонки в домофон с просьбой открыть дверь от незнакомых людей

Если это ваш случай, первым делом предупредите всех соседей и не открывайте дверь посторонним. Обязательно сообщите в полицию по телефону 02, если найдёте закладку с наркотиком или увидите человека, который что-то прячет во дворе или в подъезде дома. Если удалось сделать фотографии или снять его на видео, пишите в УМВД или на электронку антинаркотического подразделения [email protected]

о проблеме «Наркомания» от Олега Болдырева

Бесплатная консультацияНарколог ответит на ваши вопросы

Как уберечь своего ребёнка

Карьеру закладчика начинают по одной причине — чтобы заработать. И необязательно на самое необходимое. Часто в наркобизнесе участвуют дети из приличных семей, потому что это лёгкий способ получить желаемое.

Участвуйте в жизни своего ребёнка, присмотритесь внимательнее, если он или она покупает дорогие вещи и имеет доход, не обеспеченный нормальной работой. Часто молодые люди до конца не осознают, что за автомобиль бизнес-класса или новую модель телефона придётся расплачиваться годами тюрьмы.

Работа курьером закладчиком – чем она опасна

23.08.2017 г.

Наркомания /

Источник: https://reshenie-web.ru/blog/professiya-zakladchik-ot-shkolnika-millionera-do-rashodnogo-materiala-narkobiznesa.html

ВашМедик
Добавить комментарий